wordpress themes.

НЕКРОЛОГ Архимандрит Михаил Шелепин

(Перепечатано из Литовских епархиальных ведомостей, №5, 1867 г. с сохранением орфографии и пунктуации подлинника.)

30 декабря 1866 года сном смерти почил о Господе, Виленской губернии Дисненского уезда во второклассном монастыре Березвече один из замечательнейших Иерархов Литовской Епархии, благочинный монастырей, член Консистории, Березвецкаго монастыря Настоятель, Доктор Богословия, Архимандрит и кавалер Михаил (Шелепин).

Семидесятитрехлетний сей старец был сыном священника и дворянином Виленской губернии. Обучался первоначально в греко-униатской Полоцкой Духовной Семинарии, потом в бывшей Полоцкой академии, а наконец в главной Духовной Семинарии, существовавшей при Виленском университете. Прилежание покойнаго во всех курсах воспитания было необыкновенное. Отличные успехи в науках и благонравие, сделавшие покойнаго предметом особенного удивления его наставников, стяжали ему их искреннюю любовь и единодушное согласие на то, что покойный в 1821 году, с окончанием курса главной Духовной Семинарии в Вильне, возведен на степень магистра Богословия и награжден премиею в 100 рублей, а в 1823 году удостоен степени доктора Богословия и снабжен от Виленскаго университета 30 октября сего года утверждающею за ним сию степень граматою за № 4825.

Жизнь покойнаго походила на жизнь праведника, и Провидение Божие видимо ее охраняло. В громадных строениях Полоцкой Семинарии одно из окон третьяго этажа сих зданий всегда обращало на себя особенное внимание ея воспитанников. Передаваемый из курса в курс, рассказ о случившемся падении из сего окошка покойнаго в то еще время, когда он был воспитанником, при взгляде на высоту падения, всегда приводил слушателей к тому убеждению, что только Бог мог спасти падающаго от смерти. Многие после сего приключения считали падшаго не договечным. Более же внимательные наблюдатели, замечая,  что жизнь покойнаго не только не сокращается, но еще как бы укрепляется теми трудами, какими она всегда обиловала по любви к оным почившаго, результат происходившаго объясняли словами Иисуса сына Сираха, что страх Господень доставляет покойному долгоденствие (гл. 1, ст. 12). И действительно, правильная жизнь покойнаго, отсутствие всяких излишеств и строгое распределение трудов, резко отличавшие во всю жизнь почившаго, не могли вести к иному заключению.

Опытность, какою славился и отличался за жизнь свою Архимандрит Михаил, он почерпнул из продолжительной и многоразличной своей службы. Поприще службы покойный начал в городе Полоцке с должности профессора Богословских наук и греческого языка в б. греко-униатской Духовной Семинарии. Должность сию с редким усердием покойный проходил с сентября месяца 1821 года по июль месяц 1831 года. В 1823 году рукоположен в безженные иереи и назначен ректором Семинарии. Жребий управления Полоцкою Семинариею (с января месяца 1823 года по февраль месяц 1840 года) выпал на долю покойнаго в то время, когда униатская церковь наиболее нуждалась в неутомимых и мудрых деятелях. Ясно уже было, что униатская церковь не может далее существовать в разобщении с Церковью Првославною. Но гнездившиеся в недрах униатов предразсудки заставляли их нередко смотреть на Православие, как на что то чуждое. Много поэтому нужно было умения со стороны управляющаго в обращении со своими воспитанниками, много требовалось опытности и благоразумия и в отношении расположения к себе подчиненных. И покойный много потрудился в деле перевоспитания вверенного ему юношества. Пытливый взор его всюду проникал и все замечал. От его просвещенного ока не могла укрыться и малейшая рана в нравственном состоянии учившихся. Любвеобильное его сердце не оставалось равнодушно и к настроению их мысли. Время не сохранило нам преподаваемых им уроков, быть может потому, что уроки сии были им преподаваемы более живым словом, нежели письменно. Но что много трудился покойный и трудился не без пользы для учившихся, тому доказательством та перемена в настроении ума и нрава воспитанников, которая последовала в них еще прежде оставления покойным должности Ректора Семинарии. Те самые воспитанники, которые в 1833 году дичились участвовать в торжественной встрече в первый раз въезжавшаго в Полоцк Првославнаго Архиерея Преосвященаго Смарагда, в последние годы управления почившаго стали уже писать разсуждения и произносить проповеди на  языке чисто Русском, с усердием старались перенимать и усвоивать себе напевы Церкви Православной и приходили в восторг от мысли, что они уже близки к совершенному соединению с Православными. Все это было результатом того, что покойный собственным своим примером утверждал в сердцах своих питомцев то, что сеял в них словом. И по истине, по нравственному характеру покойный представлял образ мужа исполненного глубокого благочестия. Душа его не знала лицемерия. Нестяжательность и целомудрие в слове были особенным его отличием. Все враждебное чувству благочестия всегда его волновало до нельзя. Если ему настояла нужда делать замечания, то его замечания произносимы были всегда с кротостию, без раздражения и горячности, так что в его обращении с учителями и учениками отпечатлевался характер мягкосердия и уважения к посильному труду каждаго из подчиненных, характер строгой справедливости, характер чуждый слабости и суровой строгости. Негодования своего он не скрывал только тогда, когда замечал в ком нибудь признаки неуважения к требованиям религии.

На сколько ценило заслуги покойнаго Высшее Правительство, это видно из того, что 6 марта 1824 года покойный Высочайше утвержден Каноником Полоцкаго Кафедральнаго Софийскаго Собора, каковое звание в последствии тоже Высочайше переименовано в младшаго Протоиерея того же Собора, с заменой канонической дистинктории на золотой наперсный крест из кабинета и с назначением посмертнаго пенсиона ежегодно по 100 рублей. Одновременно с прохождением должности Ректора покойный присутствовал в Полоцкой Белорусской Греко-униятской Духовной Консистории, сперва в звании Заседателя с августа месяца 1824 года по апрель месяц 1838 года, а потом в звании Председателя с 1838 года по февраль месяц 1840 года. В монахи пострижен 13 февраля, а в сан Архимандрита посвящен 2 апреля 1835 года.

Нет сомнения, что вышеупомянутый случай падения покойнаго из окна Полоцкой Семинарии оказался наконец вредно действующим. Преклонные лета покойнаго равнож разстроивали его здоровье. Это и было причиною, что 28 генваря 1840 года Архимандрит Михаил, за благие плоды его отеческаго попечения о просвещении духовнаго юношества всемилостивейше награжденый Орденом Св. Анны 2-й степени, по собственному желанию, уволен от должностей Ректора Семинарии и Председателя Консистории и назначен Настоятелем второкласснаго Березвецкаго монастыря. Едва успел Архимандрит Михаил познакомиться с братиею своего монастыря, как в марте месяце 1841 года определением Св. Синода назначен присутствующим в Минскую Духовную Консисторию, и сию должность исправлял во все время отсутствия Минскаго Архиепископа Антония с марта месяца по сентябрь месяц 1841 года. Здесь за постоянную заботливость о благосостоянии Минской Епархии 5 мая 1841 года награжден Орденом Св. Анны 2-й степени, украшенным Императорскою короною, утвержден постоянным членом Минской Духовной Консистории и назначен благочинным монастырей Минской Епархии, с правом получать присвоенное сей должности жалованье, 400 руб. в год. с отчислением в 1843 году Дисненского уезда к Виленской губернии, Архимандрит Михаил, по представлению высшей власти Литовской Епархии 24 июля 1845 года назначен исправляющим должность новоустрояемаго Виленскаго уезднаго Духовнаго училища, с изъявлением от Св. Синода особенной признательности за готовность его к занятию сей должности после прохождения должности Ректора Семинарии. И в Вильне, как и в Полоцке, строгостию своей жизни и твердостию добродетели Архимандрит Михаил считался достойным удивления по своему поведению и побуждал к соревнованию благочестивой жизни, как любителей добра, так и бывших по своей безпечности в ином состоянии. Перед высшими себя он оказывал такое  смирение нрава и мыслей, что казался человеком как бы неимевшим ни воли, ни хотения. Между равными являл какую то торопливую поспешность в трудах, которыми поручаемыя ему дела приводил тотчас в исполнение.  В обращении с подчиненными отлагал серьозный тон Начальника. Исключить ученика из училища для него было мучительнее болезни.

Много совершилось при Архимандрите Михаиле перемен в обществе, но он всегда самодовольно нес тот жребий служения, который был поручен ему Господом и видимо оставался благодарным, когда его обходили при представлениях его сослуживцев в Архиереи. Замечательное сие спокойствие вытекало из того, что покойным глубоко и основательно было прочувствовано его положение в обществе. Начальство однако по прежнему было внимательно к полезным трудам его службы. 23 генваря 1846 года Архимандрит Михаил утвержден членом Литовской Духовной Консистории, а 17 апреля 1846 года Всемилостивейше награжден Орденом Св. Владимира 3-й степени. И хотя 5 июля 1849 года Архимандрит Михаил по прошению уволен от училищной службы; но  с увольнением сим последовала ему и благодарность Епархиальнаго Начальства за усердие и труды в течении 4 лет, являемые им в сей должности, и благодарность Министра Внутренних дел за участие в Виленском Комитете Призрения бедных. 5 мая 1857 года получил он наперсный крест на Владимирской ленте в память войны 1853 – 1856, а 14 мая 1865 года медаль на ленте Государственного цвета в память усмирения мятежа Польскаго 1863 – 1864 года.

С 5 июля 1849 года по 30 декабря 1866 года Архимандрит Михаил жил уже в своем монастыре совершенно свободный от всех занятий. Кротость и приветливость были отличнейшими чертами его монастырской жизни. Никто не видал его раздраженным, не смотря на то, что болезнь его год от году делалась невыносимее. Сердце его, как воздухом, дышало простотою и любовью. Со всяким он говорил с искренним участием в его положении. До последней минуты жизни хлопотал о благосостоянии своего монастыря и церкви. Наконец измученный болезнию, как истинный мудрец, у котораго дело и слово согласны с собою, он после исповеди и причастия Св. Дарами, тихо и безмятежно отошел от сей жизни.

Вечный покой души твоей, доблестный наставник! Ты доказал жизнию, что преодоление худых наклонностей, победа над укоренившимися страстями и безусловное повиновение гласу совести стоят усилий только сначала; но что раз ввериться правилам благочестия, несколько раз преодолеть себя и воспротивиться превратным побуждениям природы, значит уже приобресть навык, который облегчит исполнение нравственных правил и сделает его приятным. Ты всегда исполнял должное, и всегда ставил разум между духом и плотью, и показал, что воздержание необходимо желающим служить Христу непорочно.

                                                        Архимандрит Иоанн (Пщолко).